Eurasian Cultural Alliance Public Association
Republic of Kazakhstan, Almaty
Nurmakov str, 79

For all inquires please contact vladislavsludskiy@gmail.com
ОСНОВНОЙ ПАБЛИК-АРТ ПРОЕКТ ПО
УЛ. БАЙСЕИТОВОЙ
14 сентября - 15 ноября
Паблик-арт программа ARTBAT FEST 11 проводится в партнерстве с inDrive, активно поддерживающим социальные проекты в сфере культуры и искусства. В рамках партнерства будет представлено 8 объектов inDrive Public Art.

Партнёром общей программы фестиваля выступает Акимат города Алматы. Благодаря этому паблик-арт программа дополнилась бесплатными образовательными и выставочными инициативами, перформансами, аудиоспектаклем, кинопоказами и рядом проектов, которые участники фестиваля оставят городу после его завершения.

В рамках паблик-арт программы будут активированы разные площадки города, главной из которых станет улица Байсеитовой. В квадрате улиц Абая − Толе Би появятся различные скульптуры, AR-произведения, муралы и временные инсталляции.

Участие в фестивале примут художники Суарез Варгас Универсал (США/ Кыргызстан), Бирендер Кумар Ядав (Индия), Рената Каминска (Германия/ Польша), Бринда Антонин (Чехия), Оксун Ким (Южная Корея), Лорен Моффатт (Австралия), Сауле Сулейменова (Казахстан), Сакен Нарынов (Казахстан), Айка Ахметова (США, Казахстан), Саид Атабеков (Казахстан), Сауле Дюсенбина (Казахстан) и другие.
Сәуле Сүлейменова
Yellow Blue Bus. 2023 (inDrive Public Art Object)

материалы: пластиковые пакеты на поликарбонате (целлофановая живопись)

4.2 х 12 м


Новое монументальное произведение Сауле Сулейменовой 'Yellow Blue Bus' выполнено в технике «Целлофановой Живописи» и полностью сделано из пластиковых пакетов, часть которых художнице передали жители Алматы. Это не попытка преодолеть климатический кризис – сделать это руками только искусства невозможно. Скорее, это способ найти в пластиковых пакетах поэзию, переизобрести эстетику мира, где деревья и птицы больше не являются единственными представителями "природы". Это также живопись без живописи, где нет холста и не используются кисти, акрил или масло. Работа рассказывает про матрицу городов, его жителей, автобусные маршруты и покрывающей вс это любви. Название работы также намекает зрителю на то, что художница посвящает ее Казахстану и Украине.
Сакен Нарынов
Бумажная архитектура (inDrive Public Art Object)

материалы: листовая сталь

1500 х 1500 мм


В период 1980-90-х годов художник и архитектор Сакен Нарынов создал порядка 20 произведений «бумажной архитектуры» — небольших объектов, выполненных из хрупких материалов, которые по-разному представляют материальный мир, раскладывая его на простые элементы.

Попытка заглянуть в самую суть материи и понять, из чего состоит квантовый мир, ставит перед нами очень важный вопрос о «подлинности» природы. В этом случае тезис о том, что человек уничтожает окружающую среду, начинает казаться иллюзорным. Ведь защищаемая нами природа может быть воспринята как упрощенная проекция более сложной реальности, сконструированная нашим сознанием. Но какой будет толк от этого понимания, если мы не оставим и следа от той плоской среды, через которую мы постигаем квантовый мир?
Саид Атабеков
Система координат, 2023 (inDrive Public Art Object)

материалы: чугун, бронза

90 х 90 х 60 см


Шымкентский художник Саид Атабеков создает работу «Следы ангелов». Так в степи называли отпечатки копыт с подковами на сырой земле, которую потом припекало солнце. Подобное "замораживание" чего-то эфемерного и превращение этого в скульптуру в некотором смысле переносит кусок степи прямиком в город. Важно заметить, что работа сделана из железа и бронзы — материалов, которые часто используют для больших памятников, маркирующих идеологический вектор той или иной страны. В нашем же случае этот памятник установлен самой степи; лошадям, которые по ней скачут; следам копыт, остающимся недолго, но всегда появляющимся вновь.
Елена и Виктор Воробьевы
inDrive Public Art Object
Anthropocene, 2023

материалы : цветная печать на листе алюкабонда

6 фото 140 х 250 см


Произведение состоит из серии фотографий природного ландшафта. Специально для них художники писали слово Anthropocene в разное время года: зимой – в бесформенном нагромождении льда на озере, а летом − на сыпучих песках пустыни. (Надпись эта, сделанная органическими красками, исчезла через некоторое время, оставшись только на фотографиях). Это действие выглядит одновременно как художественным, так и социальным актом. Ведь люди занимаются маркировкой своей территории на объектах природы издавна. Работа-шутка об очень серьезных вещах напоминает нам о том, что наше время на этой планете не вечно, и что нам только посчастливилось жить в этот короткий, по меркам геологии, миг.
Сами художники пишут о своей работе иронически так:
«Что можно сказать о тексте, написанном на песке или на льдине? Только то, что его сдует ветерком с песчинками через пару минут, после написания, или он исчезнет, растает вместе с льдиной под лучами солнца с приходом весны.

Вот и человек, Homo Sapiens неразумный - вообразил себе свою антропоцентричность посередь бескрайней вселенной. Но природа не отель для отдыхающих, где всё включено, она сама себе создатель и сама себе вершитель. Ей всё равно есть ли человек в её теле или сгинул этот паразит со всей своей цивилизацией. И без него, всё как-то существовало и не худо и не бедно - тут тебе и звёзды с галактиками и вулканы с гейзерами. Шумно было, весело, только некому было оценить тогда эту вечеринку…

Другое дело сейчас – голоцен закончился, нагрянул антропоцен, явились оценщики подбить расценки на существование рода наших приматов. Пили ели веселились, подсчитали – прослезились.

Что можно сказать в утешение… Дорогие товарищи люди, не преувеличивайте своё величие, но и не расстраивайтесь - и вас не забудут, «следы нашей деятельности никуда не денутся по крайней мере в ближайшие несколько миллионов лет» - пишут в интернете.
Вы тоже останетесь тонким размазанным слоем в толстом пироге геологических эпох.

Но кто оценит его вкус, когда и антропоцен минует?..»
Зоя Фалькова
материалы: датчики движения, колонки, звук

Интерактивный звуковой объект, призывает потенциального зрителя задуматься, что именно мы, человечество, влияем на изменения климата и окружающей среды, на таяние ледников. Непосредственное участие зрителей в создании интерактивного художественного продукта через игровую ситуацию, помогает им увидеть, что наша активность непосредственно влияет на ледники, а вода когда-нибудь может кончиться.

В отсутствие людей в помещении царит тишина – ледники не тают. Но, как только в зоне действия датчиков появляется человек и возникает движение, ледники начинают таять. Чем больше людей – тем больше течет воды.
Варгас-Суарез Универсал
Space Junk 2023

материалы: зеркальный композитный лист Arabond, металл, космический мусор

6 х 6 х 3 м


В отличие от традиционных представлений об освоении космоса, связанных с образами новых внеземных рубежей и впечатляющими открытиями, космический мусор предлагает радикально иной взгляд на взаимодействие человека с космосом. Он делает видимым множество социально-политических, экономических и экологических связей, поддерживающих работу современной космической индустрии. Увеличение количества космического мусора на околоземной орбите обнажает хрупкость космических технологий и ставит под вопрос экспансионистские мечты национальных государств и частных компаний.

В Казахстане особый резонанс вызывают ступени ракет, падающие после запусков с космодрома Байконур. Секретность космической программы и инструментальный подход советских военных инженеров к степи и её жителям исключил местные сообщества, живущие вблизи инфраструктуры космодрома, из процесса планировки и создания Байконура. Работа космодрома стала восприниматься как нечто чуждое и потенциально опасное для окружающей среды и благополучия местных жителей. И хотя сегодня большая часть упавших ракет собирается специализированными бригадами, многие люди, живущие под траекториями полета космических аппаратов, продолжают связывать падение отработанных ступеней с историей экологической и политической маргинализации центрального Казахстана.

Работа Варгас-Суарез Универсал раскрывает материальность космического мусора в уникальном приближении, экспонируя обломки ракеты-носителя "Союз". Эта скульптура – уникальный шанс обратиться к материальности освоения космоса и переосмыслить его политику и эстетику в стране, сыгравшей важную роль в истории полетов человека в космос.

Кураторский текст: Макар Терёшин - социальный антрополог и документальный фотограф. Макар является докторантом Университетского колледжа Лондона и членом исследовательского проекта ЭТНО-МКС. В сферу его научных интересов входят исследования материальной культуры, экологическая и визуальная антропология с фокусом на освоение космоса.
Бехбаатар Энхтур
«Волк», 2023

материалы: железо, гипс, льняная ткань и пчелиный воск


Художественная практика Бехбаатора Энхтура сфокусирована на меняющихся значениях и миграции объектов, ритуалов и элементов визуальной культуры, в основном характерных для Монголии, откуда он родом, но также и для более широкого региона Центральной и Восточной Азии. Его скульптуры часто принимают форму животных, приглашая нас исследовать отношения между людьми и нечеловеческими существами.

Новая скульптура художника «Волк» состоит из трёх волкоподобных фигур, играюче расставленных вдоль пешеходной дороги. Изготовленные из металлических стержней, покрытых слоями гипса, льна и пчелиного воска, они раскрывают личную историю свидетеля ритуала инициации, а также отсылают к работам художника Сиях Калам, жанру картин и рисунков пером и тушью, характерному для средневекового Ирана.

Личная история основана на детских воспоминаниях художника о шаманском ритуале принятия в свое тело духа, важной частью которого были фигуры волков. Во время ритуала они выкорчевывавали из леса девять деревьев, чтобы выстроить их в линию и бегать по ней до потери контроля над собственным телом, чтобы затем начать выть как волки и упасть на землю. Именно тогда дух овладевает телом, чтобы древняя история смогла говорить через него. Три волка в парке являются тонким напоминанием о существовании третьего измерения, где люди и животные могут встречаться посредством духа, который часто утрачивается в наших повседневных отношениях друг с другом.

Кураторский текст: Инга Лэйс

Инга Лэйс — научный сотрудник CMAP по Центральной и Восточной Европе в МоМА. С 2012 года она является куратором Латвийского центра современного искусства. В 2019 году Лэйс стала куратором Латвийского павильона Венецианской биеннале вместе с художницей Дайгой Грантиной (совместно с Валентинасом Климашаускасом). Она также была сокуратором Allied – Киевской биеннале 2021 года (в рамках Восточноевропейского биеннале Альянса) и сокуратором 7-10-го фестивалей современного искусства SURVIVAL KIT в Риге (с Джонатаном Хабибом Энгквистом в 2017 году; Angels Миральда и Солвита Крезе в 2018-19 годах).
Бирендер Кумар Ядав
Бирендер Кумар Ядав (1992) с Русланом Кадыровым (1978), Манарбеком Тусуповым (1981) и Эдуардом Цэгъэ (1990)

Qazaq Teela

материалы: Мангыстауский ракушечник, терракота из Индии, керамика из экибастузской глины и промышленные инструменты, стальной каркас


Бирендер Кумар Ядав, художник из угледобывающего города в Индии, документирует жизнь перемещенных коренных жителей, которые работают на кирпичных печах. Эти рабочие, зачастую мигранты, живут временной жизнью без национальных удостоверений личности, что делает их невидимыми для государства. Памятник «Qazaq Teela» служит памятником их непризнанному труду и борьбе маргинализированных рабочих без документов во всем мире.

Памятник построен из ракушечника, песчаника, сделанного из древних ракушек, символизирующего глубокую историю эксплуатации. В нем также представлены инструменты советской эпохи, подчеркивающие влияние неудачных промышленных экспериментов на модели миграции. Терракотовая голова женщины из числа коренного населения Сантал-Мунда, венчающая памятник, символизирует миллионы женщин, работающих на важных, но низкооплачиваемых должностях, часто исключенных из организованного труда.

Сотрудничество Бирендера с мастерами из Казахстана и переводчиком иллюстрирует глобальный характер проблем труда, которые он затрагивает в своем искусстве, подчеркивая необходимость размышлять и работать над достижением равенства, деколонизации и гендерного паритета.
Кураторский текст: Сумеш Шарма — куратор из Мумбаи. Его интересы включают альтернативную историю искусства и проекты, основанные на социально-экономических и политических аспектах, которые часто включают культурные перспективы, культуру иммигрантов на франкоязычных языках, народное равенство и движения черного сознания в культуре.
Айка Ахметова
Rage Fantasies (2023)

материалы: железный забор, хлопок.


Подъезд — это пространство, которое имеет культурное и эмоциональное значение во многих советских многоквартирных домах. Он служит переходной зоной между внешним миром и частным пространством дома. Скульптура Айки Ахметовой воссоздаёт это пространство, превращая его в площадку взаимодействия, воспоминаний и чувств. Она отмечает, что эти места обыденны, но нередко люди переживают в них разные значимые моменты, например, первые поцелуи или крупные ссоры.

Скульптура позволяет посетителям стать случайными свидетелями частных разговоров и ситуаций. Цель заключается в том, чтобы перенести зрителей в пространство, которое резонирует с психологической и эмоциональной глубиной подъездов, привлекая внимание к скрытым моментам повседневной жизни.

Название "Rage Fantasies" предполагает, что с помощнью инсталляции можно исследовать сложные и иногда подавленные эмоции в динамике семейных отношений, раскрывая нечто интенсивное, что может существовать под поверхностью. Впервые, это произведение высталялось в Ortega Y Gasset Projects в Нью Йорке. Историческое здание бани Арасан также попадает в контекст "личное" - "общественное".
Ок-сун Ким
Персональная выставка Ким Ок-сун – История тебя и меня

Год: 2007-2023

материалы: Digital C-print


Люди перемещаются по миру по самым различным причинам от природных катаклизмов до вооруженных конфликтов и исторических перемен. Отношения между Южной Кореей и Казахстаном имеют долгую историю, тянущуюся от переселения корейцев в период колониализма СССР и их бегства с началом Холодной войны, до сегодняшнего импортирования K-Pop культуры и обмена экономическими ресурсами.

Цель этой выставки − переосмыслить и заново представить историю корейско-казахстанских взаимодействий через фотоработы Оксун Ким, которая документирует личные истории представителей корейских диаспор из разных стран мира.

На 50 портретах, представленных на выставке, изображены обычные люди, которые часто живут на пересечении границ. Они остаются в нескольких местах одновременно под давлением истории или же по собственной воле.

Стоя в одиночестве перед камерой, люди рассказывают о себе, а факты их биографии, словно маленькие ручейки воды, сливаются в большой поток истории. Выставка, замыкающая их длинную жизнь в небольшую экспозицию, выводит мысль за пределы фрагментарных и функциональных взаимодействий, контролируемых современными экономическими системами.

Персональная выставка художницы пройдет в музее им. Кастеева в Ноябре, 2023 года, а пока, мы выставляем некоторые работы из готовящейся экспозиции.
Лорен Моффат
Reverse Dive (местные знания, частичная правда)

материалы: АR

inDrive Public Art Object


В своем произведении дополненной реальности под названием «Reverse Dive (местные знания, частичная истина)» Лорен Моффат предлагает новую трактовку сложных отношений между человеком и природой. Работая с перспективой и масштабом, художница представляет персонажа, созданного из цветов, который складывается в одушевленный монументальный коллаж. Зрители смогут взаимодействовать с проектом художницы с помощью специального портала, оставаясь при этом в нецифровой реальности.

Природа, а точнее цветы — базовый компонент жизни нашей планеты — обретают эстетичную и красочную душу. Перед нами предстает гигантский гибрид. Между человеком (состоящим только из конечностей и глаз) и царством фантазии (продукт которого — цифровой цветочный коллаж, появляющийся на наших экранах) возникает чувство близости, постепенно оформляющееся в глубокую связь. Затем мы становимся свидетелями взаимодействия человека и природы, которое напоминает нам, что природа, часто кажущаяся неодушевленной, на самом деле целиком и полностью жива.

Моффат заново центрирует наш дискурс, организуя игру масштабов и воображения вокруг ключевой темы: непреходящей зависимости человечества от природы, ее окружения и предметов. Художница предлагает нам выйти из состояния летаргического сна, бросая вызов непрерывному контролю и господству, которые мы осуществляем над природой.

Инсталляция дополненной реальности ставит вопросы об истории, человеке, фантазии и политическом, а именно о роли женского и мужского начал, а также о наших отношениях с окружающей средой. И что если портал, наконец, позволит нам радикально изменить отношения с природой? Лорен Моффат делает это предложение − но решение принимать вам.
Кураторский текст: Полин Фоссель — куратор и предприниматель Artpool, чья обширная работа в качестве директора художественных учреждений, галерей и студий сформировала ее понимание арт-ландшафта во всем мире.
Лайя Матикшара
«Метаморфоза Земли» – 3021 год.

материалы: АR

inDrive Public Art Object


Земля переживает серьезные изменения из-за загрязнения, глобального потепления, старения и множества других причин. Планета, какой мы ее видим, в ближайшем будущем может быть полностью заполнена водой. Хотя есть большие надежды на то, что формы жизни все еще будут цвести пышным цветом, как видно на произведениях искусства, изображающих сбойные сети.
Эли Джотева
IntraBeing

материалы: АR

inDrive Public Art Object


Что лежит в границах бытия? IntraBeing оспаривает границы попыток изображения человеческого тела, чтобы представить безграничное и активное чувство бытия. Во время резидентуры STEAM III Эли Джотева удаленно работала с исследователями из Fraunhofer MEVIS, чтобы изучить потенциал медицинской визуализации и процедур моделирования, а также найти загадочные разрывы, возникающие на границах разрешения этих визуализаций и вычислений. Она сделала МРТ всех частей тела и диффузно-тензорную томографию, которые обычно используются для выявления определенных связей в мозге, чтобы вместо этого обнаружить нервные волокна в грудной и тазовой областях своего тела. Она руководствовалась тем фактом, что атомы водорода, на которых базируется МРТ, также находятся в постоянном движении (в наносекундном масштабе времени), из-за чего ускользают от точных измерений. Атомы водорода являются ключевыми элементами произведения искусства. Оно отражает колеблющийся внутренний ландшафт – нервы, по которым движутся атомы водорода, а также магнитное притяжение, возникающее между ними.
Сакен Нарынов
Древо жизни, 2023

материалы: АR

inDrive Public Art Object


Искусство, природа и наука образуют неразделимую сферу интересов Сакена Нарынова. Многие произведения Нарынова направлены на изображение умозрительных вещей, скрытых от человеческого глаза, таких как бесконечно малая молекула или бесконечно великая галактика.

Экологичность – один из значимых элементов творчества архитектора – определяет формальное и содержательное наполнение образа, а также выбор материала. Размышляя о взаимосвязи науки и природы, художник решает соединить биологический природный объект и умозрительную формулу. Смысловым и композиционным центром инсталляции выступает вечнозеленое дерево – голубая ель. Выбор растения не случаен, так как, с одной стороны, он иллюстрирует строки Гёте, а с другой, отсылает к голубой ели как символу казахстанских предгорий Алатау, где этот уникальный природный объект произрастает в изобилии.

Вокруг ствола и кроны (без вреда для дерева) разместится конструкция из нержавеющей стали. Она будет имитировать кристаллическую решетку химической формулы целлюлозы, создавая символическую защиту дерева от вторжения и «посягательств» на его жизнь и целостность.

Важным идейным и смысловым акцентом, поясняющим название работы, является цитата Иоганна Вольфганга фон Гёте:
«Суха теория, мой друг,
А древо жизни вечно зеленеет».

Это высказывание (на четырех языках – немецком, казахском, английском и русском?) предполагается разместить на четырехгранном гранитном основании, который будет окружать дерево.

Диагональные и горизонтальные линии, точки стыков и пресечений в строго определенной последовательности, основаны на строгой логике и точном математическом расчете.

Холодная металлическая структура – некая абстрактная формула – по воле автора неожиданно получает совершенно иное прочтение и звучание в
непосредственном соседстве с живым биологическим объектом. Геометрическая структура изображает формулу целлюлозы, получаемой из древесины.

Органичная визуализация строится на контрасте холодного-теплого, живого-неживого, природного-рукотворного – подобные полярные противопоставления характерны для поисков Нарынова, который был убежденн, что дуализм есть основа всего сущего.

Кристофер Хёрвиг
Кристофер Хёрвиг - канадский фотограф и режиссер с тридцатилетним опытом работы в более чем 90 странах. Он ищет красоту и вдохновение во всех аспектах жизни, и твердо верит, что в мире еще остались возможности для приключений и открытий. Некоторое время назад фотограф отправился в путешествие с палаткой от Ванкувера до Кейптауна, пересекая Исландию пешком и на плоту, и объезжая Европу на велосипеде. Сейчас он живет на Шри-Ланке, а до этого в Иордании, Либерии и Казахстане. Он делал фотографии из самых отдаленных регионов мира — от гор Памира в Таджикистане, до джунглей Западной Африки, сотрудничая с изданиями GEO, CNN Traveler, Geographical и Lonely Planet. Он много работал с неправительственными организациями и агентствами ООН в самых сложных регионах, чтобы оживить их аналитические материалы и проекты человеческими лицами.
Bus stops will never stop

В советский период архитектура, как и все остальное, находилась под централизованным надзором. В то время как искусство и большие памятники создавались для усиления нарратива государства о коммунистическом рае на земле, непримечательные автобусные остановки иногда оставались без внимания проверяющих. Как результат сотни уникальных автобусных остановок теперь разбросаны по бывшим республикам Советского Союза. Построенные людьми, которые решили следовать своим художественным представлениям, они стали способом выражения местных и художественных идей. Их автобусные остановки оказались незаметными актами творчества против для государственного надзора.

В 2002 году канадский фотограф Кристофер Хёрвиг впервые наткнулся на одну из этих уникальных архитектурных достопримечательностей, и с тех пор возглавил движение по поиску автобусных остановок от Киева до Владивостока. Автобусные остановки, которые он запечатлел, представляют удивительное разнообразие оригинальных стилей и типов, от самого строгого брутализма до буйной эклектики. Книги с его фотографиями стали международными бестселлерами, получив признание критиков в качестве жемчужин архитектуры и истории холодной войны.

Серия фотографий «Советские автобусные остановки» вытекает из семилетних поисков Хёрвига, в течение которых он искал ответы на вопрос о том, как возникли эти уникальные творения. Хёрвиг, озадачившись их происхождением, столкнулся с отсутствием исторических материалов. Это побудило его отыскать нескольких создателей остановок, поскольку он был твердо уверен в том, что эти особые конструкции должны остаться в памяти.

Сегодня, когда остановки опорочены памятью о времени их создания, многие из них были разрушены или стали восприниматься как странные и неуместные. Лишь некоторые видят их так, как Хёрвиг. Он считает их одной из самых больших и разнообразных архитектурных серий. Отказ от утвержденных советским режимом форм при их проектировании — ключевой для этой оценки. Фотографии сотен автобусных остановок, которые Хёрвиг делал на протяжении двадцати лет — это попытка увековечить их, прежде чем они будут разрушены.

«Советские автобусные остановки» − слепок незабываемого путешествия Хёрвига, во время которого он встречается с несколькими скромными и очаровательными создателями автобусных остановок из Украины, Эстонии, Грузии, Беларуси и Литвы. Оставшиеся автобусные остановки представляют истории людей, которые вопреки всему производили маленькие акты поэзии.
Сауле Дюсенбина
Star Wars 2023 (inDrive Public Art Object)

материалы: Принт на композитном листовом материале с контурной подсветкой, неон.


Художница Сауле Дюсенбина интересуется тем, какое место миф и история занимают в поп-культуре сегодня. В ее визуальном словаре спокойно уживаются батыры и мухи, рога барана и логотипы итальянских домов моды, традиционные чапаны и шедевры мирового искусства. При этом черта между городским и природным также становится размытой. Кажется, что в супе городской визуальной культуры идентичности рождаются каждый новый день, и в результате влияние одних культур на другие уже сложно определить. Для фестиваля ARTBAT FEST 11 Дюсенбина создает первый в Казахстане мурал, сделанный с элементами неона. Его можно будет видеть как днем, так и ночью.
Egin
Дария Темірхан
«Абайсыз қыз», 2023

Слова Назидания Абая – главная опора современного казахского бытия. Однако в этом оставленном нам наследии написано, что непривлекательные качества, присущие всему человечеству, свойственны только казахскому народу. Основная цель проекта – донести до самих себя добрые слова, посвятить их себе.
Egin
Жанар Берекетова
«Elastics», 2023

материалы: текстильные резинки


Резинка, как материал, создаёт физическое напряжение. Это пространственное «событие». Напряжение возвращают туда, где ничего не происходит. Эта работа сайт-специфична, она активно взаимодействует с пространством. Нерегулярность натянутых резинок подчёркивает выдержанные формы фонтана, а хрупкий материал контрастирует с долговечным металлом.
Egin
Ержан Ускенбаев
"Settling for Less", 2023

материалы: керамика, вешалка, лески


Эта иммерсивная скульптура передает суть казахской истории и жизнестойкости. Через подвешенные традиционные казахские чашки − каждая из которых бросает вызов силе тяжести и содержит керамический домик, наполненный сухим чаем − наглядно показан круговорот жизни и разрушительное воздействие голода 1930-х годов. По мере того как вода каскадом переливается из чашки в чашку, она, соприкасаясь с чаем, становится все темнее. Это выражает глубину борьбы и страданий, с которыми сталкиваются кочевые общества, когда их принуждают вести оседлый образ жизни.
Egin
Найра Каражидек
«Без названия», 2023


Создавая эту работу, я думала о продолжающемся давлении государств друг на друга. Раны, которые оставил колониализм, не заживают, продолжая пульсировать и разрушать чужой организм. На курсе Egin я подробнее узнала об истории империй, которые продолжают существовать и завоевывать. Рефлексируя на эту тему, я создала скульптурный объект, напоминающий о нескончаемом угнетении.
Egin
Акзель Бейсембай
«Biz bar edik – Мы были», 2023

материалы: полимерная глина, проволока, акрил, фольга.


Мемориальные скульптуры духов природы − символ изменения окружающей среды во время колонизации, пострадавшей флоры и фауны. Меняя людей и их культуру, империи обязательно меняли и мир вокруг людей. Ландшафт вокруг человека такой же важный фактор его бытности, как и то, что у него внутри. Эти фигуры − напоминание об измененной природе и исчезнувших видах.
Egin
Айганым Мухамеджан
«Манкуртизатор», 2023

Техника: дерево из Шу, веревка, металл, оградительная лента.

Скульптура «Манкуртизатор» — это механизм для пыток, который превращал людей в манкуртов (рабов без памяти и самосознания). В новой интерпретации художницы конструкция окружена ленточными ограждениями и лишена своей первоначальной функции, становясь символом деколонизации. Эти ограждения подчеркивают, что старые методы больше не эффективны. Работа приглашает переосмыслить прошлое и вернуть себе утраченную память. В современном казахском обществе, где термины «манкурт» и «мамбет» отражают культурные различия, работа предлагает объединение и принятие себя, друг друга, нашей общей истории. Она призывает искать путь к истинному освобождению и преодолению коллективной травмы.
Партнёры
  • Акимат города Алматы
    Партнёр общей программы фестиваля
  • InDrive
    Партнёр паблик-арт программы ARTBAT FEST 11